basilius3 (basilius3) wrote,
basilius3
basilius3

Category:

Соловки

В июне 1923 г. ВЦИК принял решение о создании Северных лагерей ГПУ специально для содержания под стражей «политических и уголовных преступников, отбывающих наказание по внесудебным приговорам ГПУ». В "Положении о Соловецких лагерях принудительных работ» (март 1924 г.) указывалось, что эти лагеря предназначены "для изоляции особо вредных государственных преступников, как уголовных, так и политических, кои принесли или могут принести существенный ущерб спокойствию и целости СССР".


"Заселение" Соловецких лагерей началось уже летом 1923 г. Первые 100 узников были доставлены из Архангельска. Через месяц привезли еще 150 социалистов и анархистов. К сентябрю число лагерников уже превышало 3 тыс. человек – 2714 мужчин и 335 женщин, из них более 300 "политических", 2550 "контрреволюционеров" ("каэров") и уголовников и 200 бывших чекистов.

В последующие годы количество заключенных СЛОНа неуклонно росло. Постепенно отдельные лагеря, отделения, "командировки" и другие объекты СЛОНа заняли все острова Соловецкого архипелага, Конд-остров, а с конца 1920-х гг. – и ряд пунктов на материке. В 1931 г. в состав СЛОНа входило 8 лагерных отделений, 6 из которых находились на материке, включая отдаленный Мурманск.

К началу 1929 г. в местах заключения, подведомственных НКВД, содержалось 76,5 тыс. арестантов, или вдвое больше, чем они могли физически вместить. И хотя проблема "перенаселенности» мест заключения в "государстве рабочих и крестьян" остро встала почти с момента его появления, во второе десятилетие своего существования оно вступило с тюрьмами, переполненными сверх всякой меры. К тому же переход к политике "раскулачивания" обещал новое увеличение притока арестантов. Между тем содержание одного тюремного сидельца обходилось казне в среднем в 250 руб. в год (на Соловках – в 211 руб.), и государственный бюджет с трудом выдерживал такие нагрузки.

Существовал и политический аспект проблемы. На него указал зампред ОГПУ Г.Г. Ягода: «Совершенно очевидно, что политика советской власти и строительство новых тюрем несовместимы. На новые тюрьмы никто денег не даст. Другое дело постройка больших лагерей с рационально поставленным использованием труда в них». И тут же добавил: "Опыт Соловков показывает, как много можно сделать в этом направлении (дороги, осушение болот, добыча рыбы заключенными, устройство питомников)"

После некоторых колебаний выход был найден в том, чтобы осужденные к лишению свободы на сроки от 3 лет и выше передавались в концлагеря ОГПУ, которые впредь следовало именовать исправительно-трудовыми (ИТЛ). Это решение было принято в июне 1929 г. Тогда же Политбюро санкционировало организацию под эгидой ОГПУ новых лагерей по типу Соловецкого, в том числе Северных лагерей (СЛАГа).

В первых числах октября 1929 г. в домзаки Среднего Поволжья, Центрального Черноземья и Ленинграда Москва снарядила комиссии "для отбора рабсилы и для Соловков, и для Северных лагерей». На Соловки, исходя из программы тамошних лесозаготовительных и дорожно-строительных работ, предполагалось дополнительно направить не менее 12–15 тыс. заключенных. В результате деятельности чекистских "приемщиков" "население" СЛОНа в апреле 1930 г. составляло 57 325 арестантов – 54 973 мужчин и 2352 женщины; максимальной отметки в 71 800 узников "население" Соловецких лагерей достигло в первой половине 1931 г.

В мае 1930 г. Политбюро приняло решение о сооружении силами заключенных концлагерей Беломоро-Балтийского канала (ББК). С началом его строительства и формированием на материке Белбалтлага туда стали перебрасывать всех трудоспособных узников Соловков. Число узников Соловецких лагерей быстро сократилось, и с конца 1931 до 1933 г. в них уже содержалось всего лишь 4–5 тыс. человек "неполноценной рабсилы и отрицательного элемента", включая 700 детей и подростков-"малолеток".

С ноября 1933 г. на Соловецких островах разместилось штрафное отделение Белбалткомбината. В декабре 1933 г. СЛАГ был окончательно расформирован. Оставшиеся лагерники, аппарат управления и имущество были переданы Белбалтлагу (многие лагерные производства и мастерские при этом были ликвидированы либо также переброшены на материк).
СЛОН-СЛАГ всегда был в прямом подчинении центрального аппарата ОГПУ. Общее руководство и надзор за деятельностью администрации СЛОНа осуществлял член Коллегии ОГПУ и начальник Спецотдела Г.И. Бокий. Начальниками УСЛОНа были А.П. Ногтев (1923–1927, 1929–1930), Ф.И. Эйхманс (1923, 1927–1929), А.А. Иванченко (1930); 4-го (соловецкого) отделения СЛОНа – Д.В. Успенский (1930–1931); 1-го (затем 3-го, соловецкого) отделения Белбалтлага СЛАГ ОГПУ – Э.И. Сенкевич (1931–1933) и Солодухин (1933).

В 1923–1928 и 1932 гг. Управление лагеря (УСЛОН) размещалось на Большом Соловецком острове (сначала в "кремле", затем в здании бывшей монастырской гостиницы "Преображенская" у причала). В остальные годы администрация располагалась в г. Кемь и в поселке Медвежья Гора на материке.
Внешнюю охрану лагерей вначале нес Соловецкий особый полк (СОП) РККА, затем Особый дивизион войск ГПУ, а с 1926 г. – 4-й Особый полк Отдельной дивизии особого назначения Феликса Дзержинского при Коллегии ОГПУ. Внутреннюю охрану лагерей составлял вооруженный "надзор", укомплектованный главным образом заключенными – бывшими сотрудниками ВЧК–ОГПУ, коммунистами, красными командирами и красноармейцами, осужденными за должностные преступления, и уголовниками.

Tags: Соловки, история, фото
Subscribe

Posts from This Journal “Соловки” Tag

promo basilius3 january 18, 2020 15:56 Leave a comment
Buy for 50 tokens
Создал канал в ЯндексДзен, добро пожаловать! https://zen.yandex.ru/basilius3
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments