basilius3 (basilius3) wrote,
basilius3
basilius3

Categories:

"Несколько страничек из моей жизни" ч.2

"Когда мне исполнилось десять лет, я напомнила матери, что нам надо пойти к директору.
У неё лицо стало серьёзное, но она уже не пыталась отговаривать меня – теперь мы лучше
понимали друг друга. Я обезумела от восторга, когда директор пообещал зачислить меня
в число учеников. И, всё же, расплакалась, когда пришлось прощаться с мамой. Она тоже плакала."


"Тогда я не понимала её слёз, как понимаю их теперь. Она-то сознавала всё значение того шага, который я делаю.
Простую, религиозную и счастливую домашнюю жизнь я меняла на бередящую нервы и опьяняющую жизнь искусства
и сцены. И мама знала, что возврата нет, ибо, кто раз попробовал этой жизни, тот уже не уйдёт от её чар,
хотя бы лично он не нашёл в ней счастья. Поступить в Императорскую балетную школу – это всё равно, что
поступить в монастырь, такая там царит железная дисциплина. Каждое утро в восемь часов торжественный
звон большого колокола будил нас, и мы торопливо одевались под надзором надзирательницы, следившей за тем,
чтобы мы тщательно мыли руки, чистили ногти и зубы. Одевшись, мы шли на молитву, которую вслух нараспев читала
одна из воспитанниц перед иконой, возле которой красной звёздочкой мерцала лампада.
В девять завтракали чаем с хлебом и маслом; затем следовал урок танцев.



Мы собирались в большой комнате, очень высокой и светлой. Мебели там было только: несколько диванчиков,
рояль и огромные, до полу, зеркала. А на стенах портреты русских государей. Наш любимый портрет
был Екатерины II. Её гордые, и в то же время, смеющиеся глаза, казалось, смотрели прямо на нас,
словно следили за всеми нашими па, критикуя и одобряя нас. Сначала танцевали маленькие, потом старшие.
В полдень, по звонку, мы завтракали, потом шли на прогулку, потом опять учились до четырёх, потом обедали.
После обеда нам давали немного свободного времени; потом опять начинались уроки фехтования, музыки, иной раз
и репетиции танцев, в которых нам предстояло участвовать на сцене Мариинского театра.
Ужинать давали, обыкновенно, в восемь, а в девять мы были уже в постели.



Разнообразие вносили в эту жизнь только хождение в баню по пятницам да в домашнюю церковь по субботам
и воскресеньям. В большие праздники нас водили в театры: Александринский, Мариинский, Михайловский.
Иногда у нас в училище бывали балы, на которые приглашались воспитанники балетной школы, помещавшейся этажом выше.
Тут уже каждая из нас старалась принарядиться, приколоть бантик, вплести в косу красивую ленточку.
Повертевшись перед зеркалом и припудрившись, мы застенчиво входили в бальную залу.
Всего больше волнений было, когда приезжал кто-нибудь из Царской Семьи.. Государь и Царская фамилия
интересовалась нашей школой и часто посещали её. Помню, однажды, когда я была ещё в младшем классе,
приехал Государь Император Александр III с Императрицей Марией Фёдоровной и Великими Князьями.
Мы, воспитанницы, танцевали балет на нашей маленькой сцене.
После балета нас всех пригласили в аудиторию, где была Царская Семья, и Государь посадил к себе на колени
мою подругу Станиславу Белинскую. Он всегда был такой простой и добрый – настоящий русский. Я расплакалась.



Меня стали спрашивать, о чём я плачу.
– Я тоже хочу, чтобы Государь посадил меня к себе на колени, – отвечала я, обливаясь слезами.
Чтоб утешить меня, Великий Князь Владимир Александрович взял меня на руки, но я не удовлетворилась этим.
– Я хочу, чтоб Государь поцеловал меня!
Великий Князь хохотал до упаду.
В таких случаях Августейшие Гости обыкновенно пили чай вместе с нами в столовой, и мы ничуть
не стеснялись вместе с ними: и Государь, и Государыня были такие простые и добрые, словно родные,
и мы держались с ними совсем просто. Каждое воскресенье меня навещала мама, а по праздникам брала меня к себе.
Летом мы, как прежде, ездили на дачу – всё на ту же, с которой мы и теперь не можем расстаться,
и эти воспоминания я пишу на нашем балкончике, который остался мил мне, как память детства.


Из школы я вышла шестнадцати лет, со званием первой танцовщицы. С тех пор я дослужилась до балерины.
В России, кроме меня, только четыре танцовщицы имеют официальное право на этот титул.
Мысль попробовать себя на заграничных сценах пришла мне впервые, когда я читала биографию Тальони.
Эта великая итальянка танцевала всюду: и в Париже, и в Лондоне, и в России.
Слепок с её ножки и поныне хранится у нас в Петербурге."


"Несколько страничек из моей жизни",
опубликованные А. Павловой в журнале "Солнце России" № 122 (23) – июнь 1912 г.
Tags: Павлова, балет, история
Subscribe

Posts from This Journal “Павлова” Tag

Buy for 50 tokens
Создал канал в ЯндексДзен, добро пожаловать! https://zen.yandex.ru/basilius3
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments